Алла Волчкова
Алла Волчкова

Сегодня в гостях у нашего журнала начальник управления образования администрации города Самара, кандидат психологических наук, доцент Алла Александровна Волчкова - человек, отвечающий за воспроизводство знаний, а значит, за интеллект будущего поколения, его способность претендовать на достойное место в новом мире.

Алла Александровна, да­вайте начнем разговор с ва­шей скромной персоны. Инте­ресно узнать, какими путями приходят к должности, о про­шлом начальника управления образования.

Начинала я свою професси­ональную деятельность в Кост­роме, в клубе юных летчиков и десантников. С детства мне нра­вилось дружить с мальчиками. Они в шутку называли меня «ко­миссаром».

Как вы попали в Кострому, вы же самарская?

Я закончила среднюю физи­ко-математическую школу №135, что на Безымянке. После чего решила поступать в Костром­ской пединститут.

Почему?

В какой-то момент меня за­интересовала психология. К примеру, один мой любимый во­прос тогда звучал так: «Что руко­водит человеком, когда он жела­ет руководить другими?» В те го­ды в Костроме была создана на­учная школа, где можно было по­лучить специальность практиче­ского психолога. Я взяла билет на теплоход и отправилась в Ко­строму. Прибыла и поступила в институт. До сих пор я не жалею о том своём выборе. Институт наш работал по системе откры­того вуза, то есть студенты там учились и там же работали. А ещё у меня были мечты, связан­ные с морем и небом. В Костро­ме моря нет, только небо. Поэто­му я решила участвовать в соз­дании клуба юных десантников и летчиков. Как оказалось, он был первым в России. Тогда мне бы­ло 18 лет.

Вы прыгали с парашю­том?

У меня 42 прыжка. Начинала прыгать вместе с детьми с выш­ки. Практически все мои выпуск­ники поступили в Рязанское во­енное училище. До сих пор мы с ними поддерживаем самые теп­лые отношения.

Прыжок в бездну - это не страшно?

Первая мысль - надо, раз я лидер. Прыгала я с закрытыми глазами, превозмогая себя. По­том пришел интерес, после - азарт. Эти прыжки были для ме­ня самоутверждением. Следую­щий важный этап в моей жизни - работа во Всесоюзном пионер­ском лагере «Артек». Три года вожатой в одном из самых попу­лярных лагерей в «Артеке» - «Морском». Моими воспитанни­ками были и внук Андрея Андре­евича Громыко, и племянник Черненко, и Ирочка Шолохова. До сих пор я поддерживаю отно­шения с дочерью космонавта Германа Титова. В моем отряде был даже принц Иордании. Я работала с ребятами из 16 государств мира. В этом мне помогло знание анг­лийского языка. В 23 года я вер­нулась в Куйбышев, к родным пе­натам. Здесь меня пригласили работать в комсомол. Тогда это было очень престижно. Я прошла все ступени комсомольской карьеры - райком, горком, об­ком. Была первым и последним председателем совета област­ной пионерской организации. Видно, поэтому у меня есть ог­ромное желание возродить тра­диции детской и молодежной ор­ганизации на территории Сама­ры. Самое интересное, что эта инициатива исходит от детей.

Я слышал о существова­нии программы «Дети - де­тям». Что это такое?

К примеру, когда ребята со­бирают макулатуру, 50% собран­ных средств они отдают на нуж­ды школы, а вторую половину - на нужды детских домов и школ- интернатов. Кстати, в Самаре возродился Орден Милосердия - современный аналог тимуров­ского движения. Есть и другие направления - «Спорт любить - сильным быть», знакомые «Зо­лотая шайба», «Кожаный мяч», «Зарница», «Туристические эста­феты». Конечно, идеология сей­час несколько иная. Но она есть. Моё глубокое убеждение - что эти организации не должны опять уходить в школу. Они дол­жны находиться по месту жи­тельства ребенка и быть разно­возрастными.

Вы рассказали о комсо­мольском прошлом. Как оно соотносится с профессией педагога?

Многие считают, что комсо­мольский лидер - это только тот, кто с трибуны мог выступать. Ра­ботала я в отделе учащейся мо­лодёжи, мы занимались всем. И процессом обучения, и пионер­скими лагерями, и массовыми мероприятиями. Мы собирали металлолом и макулатуру. Я не считаю себя «кабинетным» чело­веком. За 20 лет меня очень мно­гие люди в городе узнали. Я по­лучила хорошее базовое обра­зование. 20 лет занималась пе­дагогической деятельностью. Это основной мой педагогичес­кий стаж. В свое время я работа­ла учителем истории и считала эту профессию своим призвани­ем. В это время я уже училась в Москве, в Академии образова­ния. Тогда я много занималась проблемами одиночества в под­ростковом возрасте. После того как комсомол распался, я защи­тила кандидатскую диссертацию по проблемам молодежной суб­культуры. И меня пригласили ра­ботать в педагогический инсти­тут. Через год я была избрана завкафедрой теории образова­ния. И до сих пор, вот уже десять лет, ею руковожу. Сейчас я пре­подаю на историческом факуль­тете. В нашем городе работает около 600 учителей истории, ко­торые прошли через мои руки, через мои лекции, мое понима­ние педагогики и психологии, создали концепцию новой моде­ли школы как учебно-воспитательного комплекса. В настоя­щее время эта идея по инициа­тиве Г.С. Лиманского переросла в создание на территории наше­го города социально-педагоги­ческих комплексов. Их задача в том, чтобы защитить ребенка и заставить общество решать его проблемы. Ребенок должен быть счастливым. Восемь лет я рабо­тала завучем, научным консуль­тантом и руководителем школы №148 в Ленинском районе. Мы стояли у истоков её создания. Параллельно я закончила докто­рантуру в МГУ и подготовила к защите докторскую диссерта­цию.

Скажите, вам интересно работать в нынешних услови­ях, когда многие вопросы при­ходится решать по-новому?

Да. Если бы я не видела пло­дов своей работы и у меня исся­кли идеи, я бы работать не ста­ла. Даже если из 100 идей хоть одна реализуется, мне сразу становится легче и спокойнее на душе. Для меня всегда было главным, чтобы ребенок мог ре­ализоваться. Эти условия мы и пытаемся создавать для детей. Я убеждена, что больше всех в на­шем государстве не защищен подросток. Подросток сегодня - это огромная проблема общест­ва. По инициативе главы города Георгия Сергеевича Лиманского мы создали социально-психологические службы в городе. Они есть в каждом районе. Только в этом году 12 000 детей самосто­ятельно обратились в эти служ­бы для решения своих проблем. Школа должна учить, подростко­вый клуб - заниматься досугом, центр внешкольной работы - да­вать дополнительное образова­ние, а проблемы личности долж­ны решать социально-психологические службы. Мы при актив­ной поддержке городской адми­нистрации эту систему создаем.

Эта работа - составляю­щая программы «Дети Сама­ры»?

Да. «Дети Самары» моя лю­бимая программа. Но это еще не все. У нас есть много отдельных программ. К примеру, «Подрост­ковые клубы».

Совсем недавно мы освобо­дили под такой клуб целый этаж на улице Теннисной. Там будет тренажерный зал, боксерский ринг, теннисный стол. Наша за­дача - обеспечить подросткам возможность общения. Пусть приходит в спортзал и сам зани­мается своим совершенствова­нием. Пусть придёт в туристиче­ский клуб и сам предложит, чем он хочет заняться. Есть пробле­мы с семьей? Для этого в городе созданы социально-психологи­ческие центры. Мне хотелось бы, чтоб психологами были мужчи­ны. Сейчас сложная ситуация, в образовании одни женщины. Мужчину нужно вернуть в школу, в этом есть большая необходи­мость. Самая актуальная городская программа - «Наркотикам - нет». Есть среди городских программ мои самые любимые. Одна из них - «Молодые в образовании». Пришло время, когда дети долж­ны общаться с более молодыми людьми, теми, кто понимает их проблемы. Я не оспариваю дос­тоинств педагогов, которым по 50-60 лет, но рядом с ними долж­ны быть и молодые. Одни с жиз­ненным и профессиональным опытом, другие - с пониманием проблем молодежи.

Какую оценку вы можете поставить системе образо­вания в нашем городе?

Самара занимает одно из первых мест в России. На тер­ритории нашего города есть все типы учебных заведений, которые прописаны в законе об образовании. То есть, если ребёнок слабо видит, слабо слышит, у него задержка в раз­витии - для него есть специ­альные учреждения. Есть шко­лы и для одарённых детей. Для ребёнка, который просто не хочет учиться, на базе вечер­ней школы создано социально- педагогическое отделение. В этом году, встретившись со студентами первого курса ис­торического факультета, я бы­ла восхищена тем, что дети из вечерних школ занимаются в вузах. Это наша педагогичес­кая победа.

Что ждет в дальнейшем самарское образование?

Я надеюсь, светлое буду­щее. У нас сохранился консер­ватизм образования. В России в целом нет, а в Самаре - да. Вы спросите, почему? Я вам отвечу. Прежде всего, потому что сохранились учителя, кото­рые понимают, что это их мис­сия - учить детей, и они добро­совестно ее выполняют. В городе есть родительская общественность, которая осознаёт, что государству тя­нуть на своих плечах образова­ние не по силам. Родители по­могают и материально, и мо­рально. Но для городской ад­министрации финансирование образования остаётся главным приоритетом. Как только годо­вой бюджет города начинает формироваться, сразу опреде­ляется сумма, которая нужна для образования. Задержек в финансировании нашей сферы не бывает, и в этом большая заслуга Г.С.Лиманского. Обра­зование финансируется по по­требностям. В Самаре есть ог­ромный потенциал для его раз­вития. В Самаре должны быть самые просвещенные учителя, самые понимающие родители и самые счастливые дети.

Видимо, поэтому 56 научных работ А.А. Волчковой посвящены этой проблеме. Одна из самых популярных - книга «Берем в со­юзники семью», где она дает ро­дителям советы, как сделать ре­бенка счастливым. Рецепт, кото­рый так часто неизвестен нам, взрослым.

1999 г.

Алексей Семёнов© 2011-2017