Валентина Михайлова
Валентина Михайлова 1979 г.
Энергии этой женщины хватит на четверых. Ее бойкий темперамент никак не может отожествляться со словом легенда. Сегодня это слово до безобразия затерто и чаще всего люди, к которым его применяют, не понимают всей его ценности. Что такое легенда в песне? Наверное, это когда при жизни все считают ее народной, зная без  запинок все куплеты. Как правило, люди не помнят ни ее авторов, ни первого исполнителя. Но от этого песня не становится менее популярной. В такое время мы живем, когда люди все реже  собираются чтобы вместе попеть, несмотря на то, что найти минусовку в интернете  проще простого. Особенно это касается молодежи. Несмотря на такую казалось бы, доступность народ не знает слов современных песен и лично я ни разу не слышал чтобы нынешние «творения» доносились из окон домов и дворов. Хочется, чтобы вернулась к людям песня, которая, как известно, и строить,  и жить помогает.
Певице Валентине Михайловой есть чем гордиться. Помните «Расцвела под окошком белоснежная вишня, из-за тучки далекой показалась луна, все подружки по парам в тишине разбрелися только я в этот вечер засиделась одна». Ровно 50 лет назад эта удивительная женщина дала жизнь этой песне. С  легкой руки Михайловой ее полюбили миллионы наших сограждан, многие из которых недоумевают когда узнают что у нее есть авторы, искренне полагая, что ее давным-давно сложил народ.

-  Всегда моя душа тянулась к песне. Хотя не предполагала, что жизнь моя так закружится. Родом я из деревни, что под Курганом. Сразу после школы оставила отчий дом. Из шинели дядьки, в которой он пришел с войны мне сшили пальтишечко. Бедность, конечно, была страшная. Я одевала туфли, а на них резиновые сапоги. Так и ходила. Уехала из дома с деревянным чемоданчиком, на котором висел огромный замок. Помогать было некому. Папа погиб на фронте. Маме одной тяжело было нас поднимать. Сестра рано вышла замуж, брат уехал учиться в сельскохозяйственный техникум. Вот и я поехала в Курган искать свою судьбу. Это уже после был Куйбышев.

- Помните день, когда приехали в Куйбышев?
- Я приехала  сюда 1 июня 1956 года. В первую очередь нас с подружкой Аней Бородулиной (с которой познакомились во время работы в курганском ансамбле) потрясли волжские просторы, мощь и красота Волги. Да и город нас приятно удивил.
До сих пор помню свое первое посещение филармонии. До этого я никогда не видела таких красивых залов. Скоро судьба привела меня в Волжский народный хор, за что благодарна Богу. Нам повезло, мы сразу же познакомились с замечательным человеком и прекрасным композитором Григорием Пономаренко. При первой встрече он сказал: «Девчонки вы будете волжанками, будете петь песни про Волгу». Естественно мы не возражали. Первой нашей совместной работой стала песня на стихи Виктора Федоровича Бокова «Непонятливый такой», которая начиналась со слов «полюбил моряк волжанку». Это стало началом не только нашего большого сотрудничества, но и большой человеческой дружбы с композитором. Григорий Федорович близко общался с Веной Бурыгиным. Вениамин был уже известен как автор слов нескольких песен. Меня заинтересовал этот приятный молодой человек, который не только писал стихи, но и отлично играл на гармошке и свирели, он тоже работал в Волжском народном хоре.

Волжский народный хор
Волжский народный хор

- Можно сказать, что вы стояли у истоков становления Волжского народного хора?
- Наверное. Хор образовался в 1952 году, а я приехала спустя 4 года. Хор уже начал гастролировать, уже прошли  большие выступления по Сибири и Уралу.  Григорий Федорович сказал лирику Бурыгину: «Наконец-то у нас появился женский дуэт. Теперь можешь писать - сколько влезет». Я сразу всех предупредила, что буду петь  только про любовь. Любовь для меня как воздух.
Бурыгин
Таким она полюбила Бурыгина, 1959 г.

- Как быстро вы поняли, что встретили свою любовь?
- Да почти сразу же. В Бурыгина невозможно было не влюбиться. У него была очень красивая улыбка. Когда он был ведущим и появлялся на сцене чтобы объявить номер,  зрители сразу же начинали бурно аплодировать. Так умел он зажечь зрителя. Да его все любили. Я сразу сказала, что никому его не отдам! Помню,  Милославов говорил: «Да, Валя тебе нужен музыкант, чтобы все играл. Вена это красивый цветок, но я не знаю, как он может семью создать». На что ответила ему: «Семью буду создавать я!» Так в 1957 году я начала этим заниматься. Конечно, у Бурыгина были девчонки, но я появилась и они исчезли. Хотя Вена никогда не афишировал, что меня любит.   Я счастлива, что прожила  полноценную и, в общем-то, красивую жизнь. Я жила в удовольствие! Многие мне помогали и Пономаренко, и Чумаков. Они писали песни, но боялись друг другу показывать. Я пела песни только на стихи Бурыгина. Песни других авторов были исключением из правил.

- Артистическая среда особенная. Как с дисциплиной обстояло дело в вашем коллективе?
- Нас очень строго контролировал худрук Волжского народного хора Петр Михайлович Милославов. Он был всегда строг, без чего нельзя в большом коллективе. Хормейстером работал Михаил Дмитриевич Чумаков, который в те годы писал много замечательных песен.  Коллектив переживал свою золотую пору. Девять месяцев в году мы был на гастролях. Везде нас встречали как родных. От республик Закавказья до Средней Азии.  Это все наши люди чтобы ни говорили! Во Франции, в Шалле зал стонал. Певица Люся Орлова покорила всех своим глубоким контральто. Это был фурор! Был прекрасный спаянный коллектив.

-Творческие процессы кипели?
- Не то слово. У нас всегда был план, согласно которому каждый год нужно было выпускать по новой программе. Программа строилась по-своему принципу. В первую очередь шла новая хоровая песня,  потом перед танцами «прокладные» номера. «Прокладные» номера это  мужские дуэт и трио, и потом женский  дуэт, где мы долго пели с Аней Бородулиной. Мы с ней были не только коллеги, но и близкие подруги. Она умерла после гастролей в Германии. Вместо нее появлялись другие девочки, но это уже был не тот дуэт. С Аней мы что называется, спелись. Она знала, что я первая скрипка, Аня вторила. Сначала нам аккомпанировал Пономаренко. После Векшин. Это был музыкант от бога,  знал, как надо аккомпанировать, не рвал баян, чтобы исполнителя было слышно. Пели всегда без микрофона. С чувством! А сейчас быстрее-быстрее! Помню, как люди интересовались новыми песнями. То и дело подходили после концерта с просьбой списать ноты и слова. А сейчас этим никто даже не интересуется. Сегодня многих в хоре спрашиваю: «Почему чужие жвачки жуете, придите песни дам. Создайте что-то свое!» Но нет, гоняют только старое.

- А как в вашей жизни расцвела под окошком белоснежная вишня?
- У этой песни изначально были другие слова. В нынешнем виде она появилась 50 лет назад. Бурыгин написал замечательный новый текст. В начале нам предложили  петь ее дуэтом с Бородулиной. Но я отказалась. Когда текст прочитала, смотрю это ж все про меня. Больно уж личной она получилась.

-Где состоялась премьера этой песни?
- Впервые это произошло в здании нынешнего ДК Железнодорожников. Зал маленький, но народ теплый был. Как я уже сказала, у нас всегда был план по новым песням. Тогда помимо «Вишни» пошли другие песни Пономаренко  полюбившиеся народом «Волгари поют» на слова Бурыгина, «У нас под Куйбышевом» на слова Алферова. «Вишня» стала главным хитом после того как убрали из программы «Ивушку зеленую».  Народ тогда на Волжский народный хор очень хорошо  ходил. Из друзей даже не могла никого провести на концерт, настолько все было строго. Песня долго шлифовалась. Главным для меня было - от волнения не забыть слова, память у меня не ахти какая. Помню, как  разволновалась перед первым исполнением «Вишни». Хотя у меня был свой метод борьбы с волнением: большим пальцем ноги упираешься в доски, все пальцы ставишь шире, плечи расправляешь. Это помогает. Вот и тогда я прибегла к этому приему. Решила сидя ее не петь, так  труднее. Позже когда уже она легла в душу всем хоровым, песня шла как по маслу. Я старалась в этой песне все до буковки донести, пела ее со слезами на глазах. Сердцем. У девок из хора тоже всегда были глаза на мокром месте. Все ведь были молодые, любили, и отношения по-разному у каждого складывались. Никогда не забуду, как на Украине женщина рыдала после этой песни. С «Вишней» всегда вызывали на бис. Хотя конечно не каждый раз получалось выплеснуться без остатка, все ведь зависит от реакции зрителя. Артисты люди хитрые - смотришь, кто тебя слушает, тому и поешь. Меня публика любила, я не обижена этим.

-Какое чувство охватывало вас, когда исполняли эту песню?
-Страдание. Своим признанием песня обязана великолепной партитуре Милославова. Запою, а потом хор как лавиной даст. Это ведь тоже краски, сейчас так никто не сможет петь. Песню нужно нести. Вот мы ее и несли. Партитура была написана на шесть голосов. Смотрю, как сегодня многие церковные  хоры поют, как то не так. Думаю вот поставить бы сюда Милославского, он бы научил их всему. Плохо, что из народной песни ушла мягкость какая-то. Сейчас хором постоянно дирижируют. Милославский никогда на концертах этого не делал. Все артисты были из народа, без музыкального образования, но пели сердцем. А это главное.

- Все-таки «Вишня» посвящена вам?
- Конечно! Бурыгин часто гулял, а я сидела одна. Я его очень любила, безумно ревновала, следила за ним, оберегала. Его легко было обидеть и втянуть какую-то авантюру.
Когда приехала в Куйбышев жила в комнате, где стояло 7 кроватей, через мою шагали все! Понимаете что это такое? А Бурыгин жил в комнате на 12 человек. Часто он уходил от этого к Пономаренко.  В1957 году мы поехали на фестиваль, после которого нам уже предоставили общежитие на Вилоновской, где сегодня культпросвет. Мне как солистке дали маленькую комнатушечку.  И Вене тоже как поэту. Столик, 2 стула и кроватка вот и вся обстановка. После съездила к маме, привезла перину, подушки, коврик на пол, сшила шторы. Вскоре Вена перебрался ко мне. Я часто сидела одна и постоянно ждала его. Правда я всегда знала, где его искать  и как его выманить. Увижу, играет в бильярд, говорю, идем быстрее, тебя Пономаренко ждет. Он уважал Пономаренко и поэтому моментально собирался и уходил. Мне только это и нужно было. Позже ему дали однокомнатную квартиру на Первомайской. Я сказала: «Вена если ты сейчас переедешь один, а я останусь здесь, я скажу Милославову, что ты не работаешь у нас, я терзать себя не дам».

- А почему боялись, что он вас не возьмет с собой?
- Мы же жили все эти годы в гражданском браке. Поэтому пришлось ставить это условие. Я ни разу не заикнулась о том,  чтобы расписаться, даже в мыслях этого не было. У нас с потомством никак не получалось, а тогда 7 рублей взимали с человека за бездетность. На гастролях нас вместе не селили тоже по причине отсутствия штампа в паспорте.

-Никогда не хотелось родить?
- Хотелось. Но были обстоятельства. Помню, приехали в Адлер, а мне врачи говорят: «Вы беременны». Это было большой неожиданностью. Мы уже о детях и помышлять перестали. Тут звонит мне супруга Чумакова Тамара Николаевна,  и требует срочно лететь в Москву. Я должна была петь «Вишню» в Колонном зале Дома Союзов и консерватории имени Чайковского. Я быстренько собралась. Песню приняли на ура. Тогда Зыкина пригласила меня работать в Москве, но я отказалась, сказав: «К зверям я не поеду, в Куйбышеве свои есть, но они уже ручные».
Людмила Зыкина, Валентина Михайлова, Вениамин Бурыгин
Людмила Зыкина, Валентина Михайлова и Вениамин Бурыгин, 2002 г.

- «Вишню» много лет включала в свой репертуар Людмила Зыкина. Вы не ревновали ее к песне?
- Помню, были мы где-то на Украине, там же выступала Люда Зыкина. В ту пору я еще не была с ней знакома.  Она услышала, как я пою «Вишню» и пришла за кулисы попросить разрешение на исполнение этой песни. Я безумно стеснялась ее, она для меня была такой величиной, как святыня. Конечно же, я дала согласие, мне это даже польстило. Когда я родила Варьку, она меня первой поздравила с этим событием.

- Нравилось вам, как поет «Вишню» Зыкина?
- Я купила пластинку с этой записью, она мне не понравилась. Может Люда  не в том настроении была. Она ведь всегда долго готовилась, прежде чем что-то покажет публике. От эмоционального состояния очень многое зависит. Кстати изначально эта песня называлась «Засиделась одна», а потом когда Люда стала петь ее, назвала «Расцвела под окошком». Она мне сказала: «Валька, ты неправильно ее назвала, песня должна называться по первой строчке». Позже я согласилась с этим.

-Как складывались у вас отношения с композитором, автором «Вишни» а позже и руководителем хора Чумаковым?
- Он рядом с нами жил. Помню, идешь с репетиции, он говорит:  «Ну, когда придешь? Никто так не споет как ты!» Он был талантливый, творчески жадный человек, хороший хормейстер, знал, как песню положить.

- А почему так рано вы перестали выступать?
- Народ у нас не аккуратен, в ногу не мог шагать. Мне начали что-то навязывать. Предложили участие в постановке «Свадьба». Я отказалась. Ведь это уже театр, а не хор. Роль свахи была мне неинтересна.  Тогда сказала: «Я только про любовь могу петь. Нет любви, я буду со всеми в хоре стоять!» Так и стояла одно время в хоре, нервничала. А потом подошла к Чумакову: «Михаил Дмитриевич честно скажите, больше не буду петь?» И «Вишню»,  и «Баюшки», и «Выйду к Волге на заре» уже давно не включали  в программу. В тот момент  я узнала что, отработав 25 лет солисткой можно пенсию оформлять. Я съездила в Курган взяла справку в филармонии, так и оформила пенсию. И когда меня стали кусать, я сказала: «Подавитесь,  у меня нос большой и титьки. Не пройдет». Никто не знал, что я оформила пенсию. Я получала 100 рублей персонально плюс  ставку 150, больше меня никто не зарабатывал. Некому было сидеть с дочерью и работать стало неинтересно. В сентябре я пришла и подала заявление.  В хоре были этому очень удивлены. И тогда начался кризис. Как раз в то время ушла часть артистов, организовав группу «Самара - городок».

- Чем сейчас ваша жизнь полна?
- Стараюсь жить полной жизнью. Часто хожу на концерты, спектакли благо оперный театр под боком. Обожаю на звездное небо смотреть. Природу люблю. Стараюсь, есть только растительную пищу. Одним словом, не унываю. Единственное чего мне не хватает сегодня это мое любимого Венечки, которого уже 7 лет нет со мной. Но это таковы законы этого мира и никуда от них не деться.

Май 2011 г.

P.S. К сожалению, это интервью стало последним. Певица долгое время старалась не поддаваться неизлечимому заболеванию.  До последнего дня многие не знали что она тяжело больна, так как внешне не показывала никакого виду. Она мечтала в декабре отметить свое 80-летие, и «тогда помирать не страшно».  Но, увы! Осенью ее не стало. Осталась лишь память о ней - ее песни, которые так трогательно могла петь только Валентина Михайлова.

Алексей Семёнов© 2011-2017