Елена Шпакова
Елена Шпакова (крайняя справа) и Раиса Горбачева, Куйбышев, 1986 год
Быть руководителем непросто. Руководить предприятием-гигантом на протяжении многих лет еще сложнее. И уж совсем нелегко остаться при этом доверчивым и сердобольным человеком.
 "Наша Лена сильная и сладкая",- говорили о Елене Васильевне Шпаковой работники шоколадной фабрики "Россия". "Никогда не откажет в помощи, всегда протянет руку".

 Именно это отличало ее от многих руководителей старой формации. Она была внимательна ко всем: будь то член Политбюро ЦК КПСС или простой рабочий. Вместе с тем всегда вела себя достойно. Заискивать перед начальством было не в ее правилах.

Елена Васильевна Шпакова родилась в Смоленской области в селе Федюкино Кардымского района. Когда девочке исполнилось 10 лет, семья перебралась в подмосковный городишко Дмитров. Перед самой войной ее отца пригласили работать начальником экономическо-планового отдела Большого электролампового завода в Москву. К сожалению, в первопрестольную он отправился один, так как в выделенной в коммуналке комнатушке вся семья разместиться не могла. Вскоре началась война.
Когда немецкие захватчики  приближались к Дмитрову, девочек эвакуировали в Москву, где они прожили целый месяц. Но вдали от родного городишка чувствовали девушки себя никому не нужными, потому и решили вернуться они поскорее домой. Возвращались они пешком через Загорск.
Не доезжая 5 километров до Дмитрова, девушки остановили попутку. Буквально через километр машина попала под бомбежку. Лена и ее школьная подруга были тяжело ранены. Вот почему, уже, когда Шпакова станет руководителем, многие будут считать ее фронтовичкой и слагать о том страшном дне разные легенды. Недоброжелатели, будут утверждать, что в военную годину Шпакова руководила батареей эсэсовцев, имела офицерское звание, о чем якобы поведал известный хирург, оперировавший в свое время Елену и узнавший ее во время трансляции по ТВ ХХV  съезда КПСС.
Девушка долго приходила в себя после этой тяжелой травмы. На занятия в школу она стала ходить лишь 2 раза в неделю, что никоим образом не сказалось на ее успеваемости. Лена была целеустремленной и прилежной. Видимо потому так часто ставили ее в пример леноватым одноклассникам.
 По окончании школы перед девушкой встал вопрос: куда пойти учиться дальше?
Сомнений в том, что это будет ВУЗ, у нее не было. Выбор Шпаковой пал на московский институт внешней торговли. Сдавать документы в приемную комиссию она отправилась со своей лучшей подругой, но так случилось, что подружка завалила экзамены и тут же решила попытать счастья в институте пищевой промышленности.
Из-за солидарности Лена решила не бросать ее. До окончания приема документов оставался всего один день. Но Шпакова успела. Так оказалась девушка в институте пищевой промышленности.
Училась Лена очень хорошо, видимо, поэтому педагоги прочили ей большое будущее. По окончании института перед девушкой встала дилемма: куда же пойти работать? Оставаться в Москве, ей не очень-то хотелось (хотя предложений поступило великое множество). Ехать на периферию в незнакомое место было как-то страшновато. Но характер девочки ее не успокоенность, дерзость и романтизм подсказывали, что выбор нужно сделать в пользу второго.
Так в 1948 году Елена Шпакова по распределению приехала на работу  в Куйбышев. Когда она сошла на перрон, то с первого момента пребывания ей показалось, что "город какой-то уж больно деревенский".
 Удручающее впечатление на нее произвели повозки, в которые были запряжены лошади. В Москве этого она не видела. А уж свадебный "кортеж", который сопровождался чучелами животных и скоморохами, показался ей средневековым пережитком.
В тот же день она отправилась на свою новую предполагаемую работу, на кондитерскую фабрику.
 Работа начальника АТК пришлась по душе юной особе, несмотря на то, что здание фабрики было полуразрушено, а в цехах царила грязь и беспорядок.
Уже через 3 месяца она стала начальником цеха. Многие завидовали ей тогда: "Молодая, а уже начальник".
 Работать на фабрике Шпаковой нравилось. Правда, спустя какое-то время ей пришлось оставить её. Девушку избрали секретарем райкома комсомола. Мать Лены была категорически против ее общественной работы: "Не для нее я тебя растила. Надо работать, а не играми заниматься". Но работа захватывала Лену, где бы она еще могла общаться с таким количеством молодых и энергичных ребят.
 Местные партийные  лидеры тех лет побивались Шпакову за ее критику. На собраниях она буквально разносила некоторых из них, упрекая в том, что они очень мало уделяют внимания решению молодежных проблем, что не помешало девушке через два года занять пост заведующего отделом студенческой молодежи Обкома комсомола, а после и пост секретаря Фрузенского райкома ВЛКСМ.
Помимо этого Елена была членом бюро райкома партии.
Один не молодой работник, когда на партсобраниях разбирали персональные дела, говорил ей: "Здесь говорят не об очень хороших вещах. Может вы, пойдете и отдохнете. Мы без вас разберемся с нарушителями общественной морали и дисциплины. Вы еще такая молодая, зачем вам все это?"
После Елена Шпакова заняла должность зав. отделом студенческой молодежи Обкома ВЛКСМ, а затем пост секретаря. Когда к завершению стал подходить ее второй срок на посту секретаря обкома ВЛКСМ, Елена решила вернуться к своей профессии. Уже подглядела место для работы в одной химической лаборатории. В этот момент ее пригласили в отел кадров Совнархоза. Когда Шпакова пришла на собеседование сотрудница отдела кадров спросила ее: "На какую работу вы хотели бы устроиться?" "На руководящую. Я с другой не справлюсь", - шутя, ответила девушка.
"Так что же, приступайте", - сказали ей, предложив должность директора кондитерской фабрики, места, с которого началась ее трудовая деятельность.
"Я не смогу", - бросила испуганная девушка и, расплакавшись, моментально выскочила из кабинета отдела кадров. Не могла девушка на свои хрупкие плечи взвалить такую ответственность. Неуверенность в себе мешала ей в этом.
 Но согласия ее никто не требовал, по мнению партийного, руководства Шпакова была наиболее подходящей кандидатурой на этот пост. Сказано, значит, будешь работать.
Через неделю, 15 октября 1957 года Елена Шпакова вышла в новом качестве на старое место.
 Многие хотели занять пост директора этого предприятия: и начальник планового отдела, и заместитель директора. Они смотрели на девушку как на своего злейшего врага.
Начать работать Елене Васильевне, как стали ее все величать, было очень тяжело. Сырье на фабрике совсем закончилось. А ведь до этого предприятие частенько перевыполняло план.
Через несколько дней после ее вступления в должность, заместитель директора, ответственный за закупку сырья попросился в отпуск. Шпакова отпустила его, а все проблемы рискнула решить сама.
Она отправилась за помощью в Москву, в Совнархоз.  
Казалось бы, молодому руководителю загрузить работой предприятие не реально, но фабрика была обеспеченна сырьем. Предприятие, как говорили тогда, заработало ритмично. Все серьезные проблемы были решены.  И тогда многие поняли, эта девушка далеко пойдет.
Стиль руководителя Шпаковой отличался от ее предшественников: она стала проводить собрания в цехах, лично беседовать с каждым работником. Стала задумываться, как улучшить быт своих подопечных. Она первая из руководителей в нашем городе, которая в послевоенные годы решила построить дом для своих работников.
Всю ответственность за строительство она взяла на себя. Строили его сами рабочие.  Было немало проблем, с которыми она столкнулась во время реализации этой идеи, но она сумела преодолеть и их.
 На фабрике в то время происходили немалые изменения: был оборудован мармеладный цех, расширен конфетный. Ассортимент пополнился новыми конфетами, разработками местных кондитеров. Именно в те годы появились фирменные конфеты, так любимые многими и по сей день. Кто в стране, да и за рубежом не пробовал "Птичье молоко", "Грильяж в шоколаде", "Азбука", "Куйбышевские". При Елене Шпаковой  было налажено производство шоколадных тортов.
Все отмечали: "Эта девушка на достигнутом не останавливается". Очень часто она сама вносила предложения по технологии изготовления конфет.
 Рабочие приносили для начинки собственное варенье: клубничное, земляничное, вишневое, сливовое.  На дегустацию Елена Васильевна брала немецкую посуду из дома, которую ей подарила сестра.
Время шло. Здание старой фабрики требовало немедленной реконструкции.
Первый секретарь Куйбышевского Обкома КПСС А.М.Токарев это понимал и поддерживал эту идею Шпаковой.
 В этот момент Елена Васильевна от своих старых друзей в Москве узнает, что руководство Министерства пищевой промышленности собирается закупить новое оборудование для шоколадной фабрики. Первый раз в истории кондитерского производства была закуплена фабрика в комплекте. Оставалось только решить, где в каком городе будет выделено место под ее строительство.
И Шпакова начала действовать. В начале фабрику хотели построить в Москве, потом на Украине. Наконец когда уже было все решено, и  министр пищевой промышленности поднял фужер с шампанским, провозгласив тост: "За новую фабрику" Шпакова всех обхитрила и в самых последний момент сумела добиться, чтобы это предприятие выросло именно на волжских берегах.
Место под строительство в Куйбышеве выбирали долго. Многие были против того, чтобы оно находилось в Кировском районе, на пресловутой и нелюбимой многими горожанами Безымянке. Были предложения построить фабрику и на Московском шоссе, и за Самаркой. Но все же выбрали Кировский район, ведь площадь под застройку для этого предприятия требовалась немалая.
Строительство фабрики шло быстро и бойко. Начали ее строить в 1968 году.
За два с половиной года было построено предприятие-гигант, которому будет суждено прославить наш город на всю Европу. Конечно, это был нонсенс. Впервые по стране за столь короткий срок сдали в строй такой крупный объект. И в этом была заслуга Шпаковой, которая возглавила строительство. Строить такое предприятие было делом непростым. В те годы, в Куйбышевской области шло строительство другого не менее значимого объекта Волжского автозавода. Елене Васильевне постоянно приходилось что-то выбивать. Ведь основные силы были прошены на Тольятти.
Ближе к открытию фабрики Шпакова столкнулась с большой проблемой: оборудование поставленное итальянской фирмой "Карло и Монтенари" было бракованным. Итальянцы, надеявшиеся на то, что строительство фабрики превратиться в очередной долгострой, что позволит им, прикрывшись контрактом, в котором строго были обговорены все сроки в течение какого времени могут быть предъявлены претензии, избавиться от не функционирующего оборудования.
Но из этой затеи ничего не вышло,  поэтому без всяких вопросов итальянской стороной оборудование было заменено.
 Сложно было сдавать оборудование в пуск. "Закрытый" город не мог принять больше трех итальянских специалистов за раз. Как говорили, люди из КГБ в этой делегации обязательно найдется место шпиону.
 Одного такого господина Лётце Шпакова запомнила надолго. По существу он не мог ответить ни на один вопрос, касающийся оборудования, но зато очень уж стремился попасть на крышу фабрики, чтобы посмотреть на ближайшие окрестности. С большим трудом его удавалось разубедить в этом. Но в последний приезд по указанию людей из КГБ все-таки была сделана точка обзора для Летце. Вместо обычного стекла, рабочие установили стеклянные блоки. Летце понял, что с заданием не справиться  уехал и больше никогда не приезжал в Куйбышев.
Перед тем как открыть фабрику Шпакова очень долго думала, какое же название дать предприятию. Подсказал старый друг из комсомола. В Москве название понравилось. Так было решено назвать шоколадную фабрику "Россией".
Свою первую продукцию "Россия" дала 1 апреля 1970 года. "Миньон", "Победа", "Российский" напоминал старожилам старый царских времен шоколад.
Двери лаборатории фабрики не закрывались ни днем, ни ночью. В советский шоколад впервые стали добавлять орехи. Появилась новинка конфеты в коробках "Ассорти" и "Раздолье". Продукция фабрики в очень короткий срок завоевала свое место на потребительском рынке. Она сразу же попала в разряд дефицитных товаров.
Но, несмотря на то, что продукция ценилась как у рядовых граждан, так и у партноменклатуры проблем у фабрики не убавлялось.
Было сложно налаживать поставку сырья. Какао бобов не всегда доходило до провинции. Негде было печатать этикетки для конфет и шоколада (у местной типографии "Волжская коммуна" не было оборудования, а Ленинградская фабрика могла обеспечить лишь небольшое количество этикеток).
 Но все же дела шли. "Россия" стала гордостью и визитной карточкой Куйбышева.
Когда фабрика начала функционировать первый секретарь Обкома В.П.Орлов сказал: "Ну, слава Богу. Теперь есть что показать в Куйбышеве высоким гостям".
А высокие гости и впрямь зачастили на производство. Первым эстафету открыл Председатель Совета Министров СССР А.Н.Косыгин. Обычно во время визита первых лиц государства Шпакова очень волновалась, дрожь в коленях она ощущала всегда. И в один такой момент у обжарочной печи, где обрабатывается орех, премьер-министр спросил: "А что это за орех?". Шпакова покраснела и наобум ответила. Косыгин кивнул в ответ, а Елена Васильевна как узнала позже, ответила правильно. Вообще, Косыгин был человеком щепетильным и знающим. Он внимательно изучал экономические показатели предприятия-гиганта. Когда уезжал, то написал в книге посетителей: "Замечательное предприятие, успехов коллективу, чтобы потребитель был доволен".
 К визиту Председателя Совета Министров РСФСР Михаила Соломенцева готовились особенно тщательно. Высокий гость должен был дать оценку работе "России". И вот когда Елена Васильевна и первый секретарь Обкома Е.Ф.Муравьев поднимались на лифте, он внезапно остановился. У Шпаковой сердце в пятки ушло. Лифт не трогается с места. Соломенцев улыбнулся и сказал: "Ничего страшного. Так всегда бывает, когда очень стараешься". Лифт словно в знак согласия тронулся.
"Серый кардинал" Михаил Андреевич Суслов во время посещения фабрики даже прослезился и сказал: "Вы знаете, меня еще так никто  не встречал".
Маршал Дмитрий Федорович Устинов, которого отличали сухость и необщительность, был в восторге от посещения фабрики. О своих ощущениях он написал в книге отзывов.
С "генсеком" Леонидом Брежневым близко общаться Шпаковой не довелось. Лишь однажды, выступая с докладом на ХХV съезде КПСС, Шпакова назвала министерство пищевой промышленности СССР "родным". Брежнев, за спиной у Шпаковой ухмыльнулся, пробурчав дважды "родное министерство". После этого руководителя министерства В.П.Лейна все стали звать "родным министром".  
Космонавт Николай Рукавишников и оперная певица Ирина Архипова, после того как побывали на "России" в течение нескольких лет поддерживали отношения с Еленой Васильевной. Они поражались, как такая хрупкая с виду женщина может держать в ежовых рукавицах такое огромное предприятие.
С первыми лицами области Шпакова всегда находила общий язык от Токарева до Титова. Единственным, с кем не сложились отношения, был Вениамин Афонин, возглавлявший в конце 80-х Куйбышевский Обком. В начале, он даже решил, сместить Шпакову с должности, но аргументов не нашел. Его бескультурье вызывало у Елены Васильевны возмущение. А однажды после заседания бюро Обкома она зашла к нему в кабинет и выпалила: "Мне стыдно, что у нас такой руководитель, который не умеет уважительно разговаривать и не знает сам чего хочет". Никто не знает, что уберегло ее тогда от увольнения, но на своем месте она осталась.
Все рабочие "России" уважали Шпакову, но считали очень строгой. Хотя, она никогда никого не ругала. Не было ни одного человека, которого бы она уволила по статье. Многие работники шли к ней с личными просьбами, часто делясь самым сокровенным. Да и она сама не вылазила из цехов. Быть в контакте с рядовыми сотрудниками она считала своей главной обязанностью.
 Два недостатка, которые иногда мешали ей в работе, окружающие считали ее доверчивость и вспыльчивость.
Фабрику Елена Васильевна Шпакова возглавляла до 1992 года. Пришла пора уходить на пенсию, и к тому же сильно заболела единственная дочь. Спустя несколько лет она потеряла ее. Прошли годы.
Сегодня Елена Шпакова занимается двумя внучками, бывает иногда на фабрике, вспоминая годы своего руководства "Россией". И по-прежнему покупая в магазине наш шоколад, угощает им своих друзей, которые забрели к ней на чашку чая, предпочитая любым другим заморским сладостям.

2002г.

Алексей Семёнов© 2011-2017