фемида
Когда секретарь судебного заседания Кировского федерального суда города Самары объявляет: "Встать, суд идет!" никто не удивляется когда в зал на коляске въезжает Виктор Исаев. В Самаре процессы ведет единственный в России судья-инвалид. Простые граждане с удивлением смотрят на него,  коллеги с уважением. Некоторые из них слагают легенды о недуге служителя Фемиды, повлекшем такие последствия.

Кто-то придумывает, говорит, что Исаеву отомстил один из осужденных, который вернулся отбыв срок, другие считают, что Исаев всю жизнь был недвижим. Но и то, и другое чистый вымысел.
Судьба не раз колотила его, порою очень жестоко. До сих пор самым ужасным моментом в своей жизни он считает 1983 год, когда появился на свет его первенец и из-за медиков, которые "наградили" ребенка сепсисом он чуть было не потерял сына. Вот и метался три месяца молоденький милицейский лейтенант между роддомом, бабкой с молочной козой (для скорейшего выздоровления требовалось только козье молоко) и работой. В тот год он сумел и жену с ребенком из беды вызволить, и по итогам года стал лучшим следователем в системе областного УВД.
Позже, когда Виктор Александрович из РОВД перешел на должность старшего следователя УВД, ему тоже не сладко приходилось. Пять лет, Исаев провел в тольяттинских командировках, занимаясь проблемами тамошней подростковой преступности.
Но насколько честно служить Закону тяжело, Виктор по-настоящему ощутил, когда в 1990-м году вошел в состав тогда народного суда Кировского района. Те же уголовные дела, те же проблемы, но, абсолютно с другой стороны. Тяжело потому, что теперь уже бывшим коллегам часто приходилось указывать на недоработки и возвращать дела на доследования. Молодой судья в корне был не согласен с классическим утверждением "закон, что дышло..." Может поэтому, Исаеву никогда не предлагали взяток. Случалось, что Исаева благодарили за грамотную службу даже осужденные им.
К осени 1998 года Виктор Александрович был состоявшимся юристом с хорошей репутацией. Дома росли двое сыновей, жена по-прежнему дарила, троим мужчинам свое тепло и любовь. Но видно, все хорошее когда-нибудь заканчивается и размеренной жизни приходит конец.
В сентябре 1998 года Валерий со своими старыми друзьями отправился на природу - за грибами. Когда уже компания собралась домой, Исаев решил на память щелкнуться. Он залез на дерево, и тут произошло страшное. Ивовая ветка обломилась, а Виктор упал на землю. И все бы ничего, да удар торчащего из земли корешка пришелся на позвоночник. Исаев ощутил пронзительную боль, он не чувствовал ног. В тот момент он и предположить не мог, что все настолько серьезно, что он получил тяжелую травму позвоночника. Несколько месяцев Виктор Исаев был на больничном. За это время он перенес две сложнейшие операции, долгое время проходил курс реабилитации в местном санатории. Но все оставалось по-прежнему.
Именно тогда Исаев решил, во что бы то ни стало победить недуг. Он решил, что жизнь даже после этого несчастного случая не потеряла смысл, потому и вернулся к исполнению своих служебных обязанностей. Многие знакомые отговаривали Виктора, предлагали пойти на более спокойную работу то юрис-консульта, то нотариуса, с куда более достойным заработком. Но Исаев был неумолим. Он не хотел себя чувствовать неполноценным. Так в июле 1999 года он вернулся на свое прежнее рабочее место. С того момента он ежедневно в обычном режиме и с полной нагрузкой ведет судебные заседания. Исаев всех уверяет, что чувствует себя в своем нынешнем положении нормально. Он даже кабинет, который находится на втором этаже, отказался сменить. Хотя, близким говорит, что мечтает, когда наступит тот день и он вновь сможет распоряжаться собой. Судья сожалеет и с удовольствием вспоминает то время, когда на работу ходил пешком. Сегодня туда и обратно его сопровождает старший сын.
Служителя Фемиды до сих пор мучают зверские боли. Правда, Виктор Александрович признается, что боли всегда отступают, когда он ведет процесс.
И по сей день, как и многим коллегам, Исаеву приходиться сталкиваться с угрозами и оскорблениями. Тем не менее, он всегда без охраны и без положенного табельного оружия.
Не так давно самарским клубом юристов Исаев был выдвинут  на соискание премии "Волжская Фемида" в номинации "За мужество в выполнении профессиональной деятельности". Но из-за материальных трудностей вручение этой премией клубом юристов пока откладывается.

Виктор Александрович старается не унывать - делает специальные упражнения, чтобы побороть свой недуг, помогает готовить жене, ездит к друзьям на праздники.
Он по-прежнему весь в работе. Постоянно говорит о правильной организации процесса, о возможности личного опроса потерпевших и свидетелей, о необходимости правильного оформления документов, вплоть до последней бумажки в деле. "Если не соблюдать эти тонкости, то дело развалится, и труд десятков людей пропадет".
Ответственно относится к уже состоявшимся и будущим изменениям в отечественной судебной системе. Например, он не больно верит в эффективность суда присяжных при теперешнем  недостаточном финансировании. Зато уповает на введение института мировых судей: "Вот тогда-то и разгрузятся федеральные суды от мелких дел"
Многие из коллег Виктора Исаева хотят, но не решаются замолвить слово у высшего руководства и походатайствовать о том, чтобы сократить для него срок стажа, который позволит ему уйти на пожизненное содержание уже сейчас. Конечно,  он может сделать это и сегодня, но сумма содержания будет, чуть ли не вдвое меньше.
Этот случай беспрецедентен, до такого, чтобы судья вел процессы в инвалидной коляске, не додумался даже Хичкок. Но Виктор Исаев не унывает, не уповает на помощь государства, а мечтает о том дне, когда он встанет и заново научиться ходить. Он верит, что тот миг не за горами.

Алексей Семёнов© 2011-2017