окаменевшая Зоя
46 лет прошло с того момента, когда в городе Куйбышеве в домике на улице Чкаловской разнёсся не то слух, не то, правда, об окаменевшей девушке. Событие до сих пор напоминает о себе жителям маленького дворика паломничеством верующих из разных точек страны, и даже мира. А дело было так...
В дни крещенских праздников 1955 года в доме продавщицы пива Клавдии Петровны Болонкиной состоялась вечеринка, организованная её сыном Вадимом. Одна девушка, которую звали Зоей, оставшись без пары, взяла из переднего угла образ Божьего Угодника Николая Мирликийского и закружилась с ним в вихре танца. Тут грянул гром, погас свет, в темноте засверкали молнии, присутствующие друзья и подружки Болонкина пали на пол, а когда очнулись, обнаружили, что девушка с иконой окаменела, да при том ещё приросла к полу, так что невозможно грешницу ни сдвинуть с места, ни вынуть из её рук икону.
До 1947 года в этом доме жил некий тип, которого звали Серафим Пекло. Он был странным человеком, нелюдимым. Правда, любил вышивать. Особенно хорошо у него получалось вышивать бисером. С соседями Пекло фактически не общался. Но поговаривали, что этот дом особенный с незапамятных времён. По разговорам, этот самый Пекло, в прошлом священник на Днепропетровщине, по непонятным для всех причинам сложил с себя духовный сан. И переехав в Куйбышев, стал работать портным на швейной фабрике "Красная звезда". Однажды он привёл к себе в дом одну из представительниц Петропавловского актива Таисию и якобы изнасиловал её. Обиженные церковники стали стайками собираться около этого дома, в основном по праздникам.
С тех пор в этом доме и творятся чудеса. Все окружающие утверждали, что это жилище проклято Богом и ничего удивительного, если в нём что-нибудь произойдёт, нет. Людей же, которые будут жить в нём, называли избранными.
В 1947 году Серафим продаёт свой дом некой Клавдии Петровне Болонкиной, а сам уезжает на Дальний Восток.
Болонкина была малообщительной и грубой женщиной. В ее доме часто устраивались попойки. Сын Болонкиной не брезговал маминым золотишком. В её комнате была дверь с большим замком, которую Вадим часто взламывал, мамины драгоценности он продавал друзьям - барыгам.
Мария Даниловна Карпушкина прожила на Чкаловской 40 лет. И с трепетом вспоминает этот случай, утверждая, что ничего такого не было.
"Самое интересное, что в начале все происшедшее приписали моему дому. А дочь Лену, назвали "окаменевшей" девушкой.
В тот январский, причём очень морозный день, я возвращалась с работы, где работала парикмахером.  Удивлённые соседи, которые столпились около ворот, встретив меня, спросили: "Говорят, твоя дочь стоит окаменевшая посреди комнаты?" Я не поняв, почему дочь моя стала вдруг окаменевшей, зашла домой, где Лена приветливо встретила меня. Она то и рассказала мне о якобы имевшем место событии. Вечером того же дня, выглянув в окно, я увидела группу людей, столпившуюся под нашим окном. Эта история про "окаменевшую девку" настолько мне "понравилась", что на вопросы пришедших людей я стала утвердительно отвечать, что все это было на самом деле. А в доме, для правдоподобности, стала при открытых шторах выключать свет, при закрытых включать. Чтобы девку не так видно было. На следующий день, во время вечерней трапезы, меня побеспокоил милиционер, который пришёл в сопровождении людей. "У вас здесь кто-то окаменел?" - спросил он с серьезной миной. Пришлось перед стражем правопорядка и некоторыми любопытствующими гражданами распахнуть двери".
На следующей день толпа зевак стала указывать на дом Болонкиной. Домик, который находился во дворе, был малозаметен. По словам Карпушкиной, делегация из желающих зевак с милиционером отправилась туда, оставшись ни с чем. Другая же часть людей,  столпившихся на улице, услышав доводы побывавших там,  принялись кричать и стыдить их за то, что те лгут, беря грех на душу.
 "Вы продались за деньги", - гудела толпа. Спустя сутки более трёх кварталов от улицы Ленинской до Мичурина были заполнены страждущими до чуда гражданами. Многие, несмотря на заслон из конной милиции, умудрялись пробираться во двор, где находился дом Болонкиной.  Особенно ретивые даже стёкла в доме выбивали. Редкий горожанин не побывал в те дни на Чкаловской.
Предприимчивая же Болонкина за дополнительную плату начала самых любопытных пускать в дом. 
Другой свидетель того события, Светлана Трифонова, убеждена в том, что  Карпушкина была в свое время так запугана гэбэшниками, что до сих пор все отрицает.
"Окаменевшую Зою пытались привести в чувство, о чём свидетельствовало постоянное присутствие около дома машины скорой помощи. Не добившись результатов, грешницу пришлось вырубать вместе с половицей. В то время, как стали вскрывать полы, из ног Зои хлынула кровь, а из глаз слёзы. Врачи, многие из которых приехали, чуть ли не из-за рубежа, еле смогли остановить кровотечение. И контрабандой, завернув её в одеяло вместе с половицей, вынесли из дома на носилках".
 По предположениям старожилов Зою отправили в московскую спецлабораторию КГБ для дальнейшего наблюдения. Старенькие свидетели тогдашнего Петропавловского актива говорят, что пред окаменевшей грешницей отслужили молебен, причём сам патриарх Московский и Всея Руси Алексий I и митрополит Московский отец Серафим. Людмила Пахомова считает, что стояние Зои продолжалось до Пасхи. А в Пасху какой-то благочестивый старец, добившись, чтобы его впустили к грешнице сотворить молитву, "размягчил" её, а сам исчез. Оживлённая святой молитвой Зоя после этого умерла. Но и это не последняя версия того, что стало с Зоей потом.
Всё случившееся тогдашние власти приписывали активу Петропавловской церкви, находящейся неподалёку от дома Болонкиной. Авторство одной из версий приписали  некой "болезной" Аграфене, на которую почти каждый вечер нисходила Божья благодать. Другой из прихожан церкви Василий Иванович Почуйкин распространял рукопись "Стояние Зои", в которой описывались малейшие подробности того случая. Правда, родственники Почуйкина, которые совсем недавно попытались отыскать её, так ничего и не нашли. Несмотря на то, что после  кончины летописца осталась масса различных рукописей, писаний, молитв.
В 70-е годы престарелая  Агафья Трухова тоже утверждала, что Зоя не умерла. По ее мнению, она была возвращена молитвами отшельника, а потом была отправлена на исследования в Москву. В столице чудо повторилось: Зоя снова приросла к полу отведённого для неё помещения. Причем на этот раз окаменела лишь частично: не может сдвинуться с места, но может есть. Из рук людей, однако, пищи не принимает. А кормят мученицу белые голуби, залетающие в открытое окно.
Люди, проживающие в соседних домах с Болонкиной, говорили, что якобы эта окаменевшая девушка ожила и поехала работать на вспахивание целинных земель.
Около двух недель район, в котором находился дом Клавдии Болонкиной, не покидала толпа. Несмотря на то, что, на улице стояли сильные морозы. Милиция бдительно охраняла тот двор, причём так, что иногда сами жильцы не могли туда попасть.
Наталья Михайловна Некрасова жила в этом доме с 1973 по 1997 год. Её родители купили домик на Чкаловской у Болонкиной за 4000 тогдашних рублей. Как она рассказывала, до сих пор люди приходят поклониться этому святому месту. Некоторые приносят с собой лопаты и мешки, чтобы запастись святой землёй. Некрасова не знала где "зарыта" собака. Соседки, которых она ещё застала, по-разному отвечали на её вопросы о давнишнем случае. Одна говорила коротко и сухо: "Кое-что здесь было. Но что - не скажу". Другая тётя Виктя, атеистически настроенная женщина, вообще на эту тему никогда не распространялась. А пришедших поглазеть на дом людей посылала подальше.
Да и из церкви сюда захаживают. Недавно квартиру снимали на видеопленку. Но, увы, сказали, что ничего из этого не вышло. Так как место здесь непростое. Я попытался разыскать Клавдию Болонкину, которая могла бы поставить все точки над i. Несколько лет назад она скончалась в Жигулевске. Ее сын Вадим несколько раз был осуждён за квартирные кражи. Около 5 раз он отбывал срок в заключении. В 1995 году вышел из тюрьмы, и его теперешняя судьба неизвестна.
А знаменитому на всю страну домику уже давно требуется капремонт. Тем более, что ему уже 125 лет. Раньше в нём находилась прачечная владельца самарского зеркального цеха. В первую нашу встречу, Наталья Михайловна уверяла меня, что вырубленных половиц в доме нет. Но в другой раз положение поправила подруга Натальи. Она поинтересовалась: "А ты половицу вырубленную видел"?
С большим удивлением я уставился на Наталью Михайловну. Уговорив приоткрыть ее ковровое покрытие, я увидел вырубленный квадрат. Этот квадрат чётко выделялся на фоне других досок. К тому же, после посещения дома я встретился с тогдашними  руководителями Ленинского РОВД. Они рассказали мне, что во время тогдашнего события занимались лишь охраной двора того дома. Сам же дом охранялся сотрудниками госбезопасности. Милиции вход туда был воспрещен.
Набожные люди, посещающие святое место, говорили Некрасовой, что "она избрана Богом". Правда, замечали, что хозяйке этого дома всегда будет не везти. Так оно и было. Личная жизнь у Натальи Михайловны не складывалась. Она много и часто болела. А три с половиной года назад ее не стало. Некрасовой не было и сорока.
Сегодня в этом "легендарном" доме проживает ее 22-летний сын со своей молодой супругой. Живут молодожёны вроде бы и счастливо, и верить в то, что здесь когда-то было, не хотят. Хотя отмечают тот факт, что в их доме живет домовой, который по ночам сидит у них на кровати. Но, по мнению супругов, в частных домах - это не редкость.
Несмотря на давность происшедшего, сейчас наблюдается всплеск "новой волны" интереса к легенде о Зое. Жители этого дворика отмечают, что он возникает волнообразно.
В Самару, на Чкаловскую, приходят как самарцы, так и приезжие. Многие, из которых приезжают сюда специально. В этом году сюда пожаловали граждане аж из Федеративной Республики Германия. Правда, с русскими корнями. Посещающие интересуются у жильцов, в каком же из домов произошло это чудо? Жители, измученные постоянными визитами страждущих, отсылают их в сторону туалета, где те набирают в мешок горсть земли и удаляются. Некоторые граждане бывает, рвутся в квартиру. Один такой мужчина не так давно чуть окно не выбил, так хотелось ему попасть в стены этого дома. Он умолял хозяев, чтобы они ну, хоть шторку приоткрыли.
Узнать же правду, что произошло в тот день много лет назад так, наверное, никому и не удастся.

P.S.Прокомментировать события давно минувших лет мы попросили какое-нибудь официальное лицо из Самарской епархии. К сожалению, мы не застали на месте епископа Сызранского и Самарского Сергия. Вместе него трубку взял молодой человек, представившийся пресс-секретарем епархии Алексеем Беляевым: "Прокомментировать это давнишнюю ситуацию мне достаточно сложно, так как я в силу своего возраста не мог быть ее свидетелем. Но одно точно могу сказать: случай этот действительно был. И это не вымысел. Об этом мне рассказывала моя родная бабушка. Она собственными глазами видела стояние Зои".
Главный редактор самарского журнала "Духовный собеседник" отец Михаил тоже убежден в правдоподобности случившегося: "Это событие произошло тогда, когда усилилась хрущевская вакханалия по притеснению церкви. Главные свидетельства случившегося: экстренное заседание горисполкома и милицейские сводки. Чиновники не стали бы просто так собираться и дискутировать на тему "Что делать дальше". Подобное чудо было предупреждением для людей неверных. После чего многие из тех, кто стал свидетелем стояния, обратились к Богу, а в Куйбышеве стали намного чаще совершаться обряды крещения и венчания".
Заместитель начальника пресс-службы Самарского УВД Александр Люлякин ответил, что о давнем событии много раз слышал. Он посоветовал нам обратиться к ветеранам самарской милиции, чтобы те хоть немного пролили свет на сенсацию 46-летней давности. Александр Николаевич сказал, что можно было бы поработать с архивом, но на это уйдет масса времени. Да и к тому же это занятие, скорее всего не увенчается успехом, так как архив за прошедшие полвека несколько раз менял место "своего жительства".
В ФСБ также не смогли найти подтверждений событий тех давнишних лет.
Как рассказал нам сотрудник отдела по связям с общественностью Виталий Хорошавин, несколько лет назад его заинтересовала эта тема, и он решил задать ряд вопросов одному из старейших работников этого ведомства. Этот сотрудник, который попросил Хорошавина не ссылаться на него рассказал следующее. В тот далекий год паника в Самаре действительно была и сопровождалась она дикой давкой у того злосчастного дома. Этот работник долго пытался пробраться внутрь помещения, но сделать это было очень сложно. В те дни на улице Чкаловской перемешались "и люди, и кони". Конная милиция не могла справиться с народом. Люди плотным кольцом охватили дом. На них не действовало даже удостоверение работника КГБ, с помощью которого он хотел преодолеть заслон из граждан. Еле-еле он все-таки умудрился попасть внутрь дома. Но там никого кроме перепуганных хозяев он не обнаружил. Офицер вернулся на работу, где доложил обо всем увиденном начальству.
"Никакой документации в архиве касающейся этого случая в Главном управлении ФСБ по Самарской области нет ",- резюмировал Виталий Хорошавин.

2001 г.

Алексей Семёнов© 2011-2017