ОЛЕГ СЫСУЕВ
Олег Сысуев
Пять лет назад Самару покинул Олег Сысуев. Тогда, в марте 1997 года для многих это решение было крайне неожиданным. Никто и подумать не мог, что Олег Николаевич, который за год до этого одержал убедительную победу на выборах главы города теперь покидает Самару.
Ясно было одно Сысуев пошел на повышение. В правительстве РФ давно требовался политик с человеческим лицом, не оторванный от реальности и умеющий находить нужные слова в беседе с простыми гражданами. Эту удивительную способность Олега Николаевича быть "своим" активно использовало руководство страны в его бытность вице-премьера, а после заместителя главы администрации президента РФ. Его посылали на самые "взрывоопасные" участки работы: то успокаивать бастующих шахтеров, то отдуваться за очередную болезнь президента, то уговаривать мятежного Солженицына получить награду, то разъяснять причину отставки Примакова с поста премьера. Сысуев в меру своих возможностей справлялся с этим.
Сегодня многое изменилось. Олег Николаевич из политики ушел в большой бизнес, стал первым заместителем председателя совета крупнейшего "Альфа-банка".
Тем не менее его и по сей день ждут на просторах Самарской губернии, каждый раз предрекая участие Сысуева то выборах мэра, то губернатора. Можно с уверенностью сказать, что Олег Николаевич до сей поры не выпал из обоймы самарских политиков, которых уважают и  ценят. Сегодня неизвестно, вернется Сысуев в Самару или нет? Если, да, то в каком качестве и когда? Но все продолжают ждать и думать о его возвращении, кто с надеждой, а кто с опаской.

- Олег Николаевич, в Москве вы уже пятый год. Что изменилось в вашей жизни за это время?
- Кардинальных изменений  не произошло. Единственное плохо, что теперь я лишен возможности общения с друзьями, которые у меня остались в Самаре. В нашей семье всегда было принято ставить человеческое общение на первое место. Хотя в Москве не все общение происходит на служебной основе.

-  За это время  вы если не стали, то хотя бы почувствовали себя москвичом?
-  Нет. Москвичом я не стал и уже навряд ли стану.  Москва это странное образование. Я знаю, что москвичи влюблены в свой город. Они здесь родились, знают все подворотни и то, что называется "настоящей Москвой". Их легко понять. Редкий, кто приезжает сюда в зрелом возрасте может назвать Москву родной. Хотя, могу сказать - сегодня  этот город не вызывает у меня отторжения, как было в начале. К сожалению, за все эти годы проживания в Москве я так и не проехал на метро.

- Чувствуете ли вы себя оторванным от Самары?
- Немного. Я стараюсь поддерживать отношения с людьми, проживающими в Самаре. Если вы спросите у моих самарских знакомых, то они вам все подтвердят, что я стараюсь отвечать на первый их зов. Да и сам не забываю родной город. Только в прошлом году я был в Самаре пять раз.

- Вы работали в Кремле в самое непростое время: августовский кризис, бесконечные забастовки шахтеров, Чечня, немощь президента. Возникала ли у Вас в то время мысль бросить все и вернуться назад в Самару?
- Безусловно, в тяжелый период 1998-99 года, когда я работал в администрации при недееспособном президенте  у меня возникали мысли покруче возвращения в Самару. Хотя, я понимал, что изменить кардинально свою жизнь, вернувшись в родной город не смогу. Но и сегодня я не исключаю возможности своего переезда в Самару. Я еще вернусь, только пока не знаю, в каком качестве.

- Где в тот непростой момент вашей жизни вы черпали силы?
- Только в семье. Конечно, мне помогали советом люди, которые относились ко мне хорошо. За пять лет в Самаре я научился отличать людей, которые улыбаются тебе от души и тех, кто делает это натужно, лишь потому, что ты большой начальник. Все эти люди были разными по характеру, мировоззрению, да и по роду деятельности Я и сейчас часто встречаюсь с Мишей Задорновым, Александром Жуковым, Геннадием Бурбулисом, Геннадием Меликяном. Это поколение людей, которое ценит человеческие отношения выше, чем служебные.

- Наверное, покидая в 1997 году Самару, вы понимали, что люди из вашей команды теперь напрямую зависят от выборов, после чего в случае поражения "своего кандидата" потеряют рабочие места и останутся на улице.
- Конечно. Это было самым тяжелым. При принятии решения о моем переезде в столицу я серьезно об этом задумался. Могу сказать, что во время моей работы в администрации города в нашем учреждении превалировали больше человеческие отношения. Может, это немного странно, но все воспринимается болезненно, когда такая атмосфера нарушается. Славу Богу, то предложение, которое мне поступило, было понято всеми. Безусловно, я  знал, что многое зависит от выборов. К сожалению, у нас выборы до сих пор превращаются  в войну стенка на стенку.
Если люди работают и зависят от выборов к этому всегда надо готовиться. А что вы думаете, в администрации Клинтона меньше было трагедий? Хотя, там это все исторически обусловлено. Да и планка среднего уровня жизни там другая. Но мы попытались решить эту проблему. Я хочу сказать большое спасибо Константину Титову. С его помощью удалось решить вопрос о трудоустройстве людей из моей команды.

- Титов и Лиманский ваши идейные противники?
- Нет. Если говорить о Титове или Лиманском, то здесь дело не в идеологии, а в личностях. Я с уважением отношусь к этим политикам, но мы разные, и у каждого свои приоритеты.

- Наверное, со мной согласятся многие знающие Вас люди: Вы больше человек, нежели политик?
- Может быть. Не могу сказать о себе, что я сильный политик. Связано это не только с моими личными качествами, а с тем, что сейчас у нас есть. В России главным критерием в политике считаются успехи на фронте достижения цели любыми средствами. Сейчас, например, очень модно входить в "Единство". Я очень дружен с Сергеем Шойгу, но я никогда не войду в "Единство". Потому что, ни он, никто другой не может ответить мне на вопрос, в чем их идеология. При этом я прекрасно понимаю, что если я сейчас не вступлю в "Единство" то не достигну успеха. И поэтому на сегодня высказывание, что политика это искусство возможного в российском понимании означает, что политика-это искусство плыть по течению.  А я не хочу.

- Поэтому сегодня вы вне политики?
- В общем-то, да. Хотя, сегодня я являюсь президентом конгресса муниципальных образований России на общественных началах. Нужна была узнаваемая фигура, коей я могу считаться. Такой фигуры, не считая Лужкова и Яковлева среди мэров нет. Я был вынужден согласиться с аргументами и занять этот пост. Хотя, понятно, что это ненормально когда представитель крупного бизнеса, один из топ - менеджеров крупнейшей компании  является руководителем образования, куда входят мэры всех российских городов. Я стараюсь, как могу и это старание связано с моими убеждениями: местное самоуправление наряду со свободой слова, полноценными политическими партиями и развитой рыночной экономикой один из главных камней основания  гражданского общества.

- Сегодня вы общаетесь с представителями  губернской и городской власти?
- Да. Я поддерживаю связь и с командой Титова, и с командой Лиманского. Я часто общаюсь с Колесниковым. Я предлагаю им свои услуги в решении ряда проблем. Для этого у меня остались еще такие возможности, которых лишены представители власти в Самаре.

- Офис "Альфа-банка" находиться рядом с Казанским вокзалом, куда прибывают поезда из Самары. В вашей жизни было много совпадений?
- Очень много. Наверное, это связано с революционным периодом. Начиная с того, что я случайно подал документы на факультет "Аэрофлота" в авиационный институт. Случайно московская делегация стала выдвигать мою кандидатуру на пост генерального секретаря ЦК КПСС. Кстати, этот эпизод моей жизни связан с Казанским вокзалом, потому что наша делегация приезжала именно туда. Потом выборы председателя райсовета Красноглинского района, которым я никогда не хотел быть.

- Два года назад вы покинули Кремль. Сейчас по прошествии времени, остались ли в вашей памяти люди, про которых вы могли бы сказать: "Мне повезло с ними работать"?
- Несмотря ни на что мне повезло в том, что я работал с Ельциным. Одним из основных достоинств Ельцина было то, что он не боялся работать с яркими и неординарными личностями. Одно то, что он приблизил к себе Гайдара, человека яркого, но непонятого народом, Чубайса  о многом говорит. Безусловно, у него была масса недостатков, но он никогда не чурался талантливых людей. Многие начальники любят окружить себя серостью и в их окружении чувствовать себя великими. Ельцин был лишен этой черты. Общение с некоторыми людьми обогатило меня как человека. Среди них можно назвать и Владимира Николаевича Шевченко, руководителя протокола, и Красавченко, и Сатарова, и Краснова.

- Что во время кремлевского периода жизни вас больше всего раздражало?
- Вранье. Когда я там работал, не хотелось врать и правду говорить было нельзя.  Врать нужно было красиво, все расписывая.

- Вы еще достаточно молодой человек. Вас не смущает то, что вы уже в истории?
- Я как-то думал об этом, после чего посмотрел по сторонам. Нас таких, которых за это десятилетие история отправила в историю огромное количество. Очень хорошо, что для меня это не закончилось трагедией, падением. Кто-то, будучи отлученным от мигалки, служебного "мерседеса" и охраны очень сильно переживал, стараясь вернуться во власть любой ценой. А я и сейчас в политике, упавшим себя не чувствую. Хотя, есть тоска по тому времени, когда я работал в правительстве, по той атмосфере, которая там царила. Было очень интересно работать с Уринсоном, Чубайсом, Немцовым. Но я и сейчас работаю в структуре с весьма образованными людьми, у которых показатель IQ зашкаливает. Здесь очень интересно, многому учишься. Надеюсь, что тоже приношу какую-то пользу, и я уже это чувствую.

- А как было в начале?
- Одно из моих достоинств - я всегда себя адекватно ощущаю. Я не готовил себя  к худшему. Я  знал, что в начале на этой работе будут трудности, ведь я не банкир и не специалист по экономике и финансам. Но это понимал и я, и те люди, которые пригласили меня на работу. Они создали мне очень комфортные условия вхождения в тему.

- Чего вам не хватает в сегодняшней работе?
- Остроты ощущений, адреналина, который вырабатывался в большом количестве во время работы в Кремле. Здесь достаточно размеренная жизнь, хотя бывает всякое.

- Вы хорошо знакомы с персоной нынешнего президента?
- Хорошо.

- Как вы можете охарактеризовать эту личность?
- Мне сделать это достаточно просто, так как это человек моего поколения. Вот еще одно из совпадений. Я сменил его на посту первого заместителя руководителя администрации, когда он ушел в ФСБ. Я знал много людей, которые в тот период считали для себя за благо продолжать работать  в этой структуре. Время покажет и расставит все на свои места, но я считаю, что в тот период Ельцин принял очень правильное решение. Главное достоинство Путина в том, что осуществлен ряд колоссальных прорывов в рыночной демократической области. Не зря коммунисты занялись тем, что начали опять писать коллективные письма. Путин своим имиджем вызывает доверие у людей, что очень важно для политика. Он умеет говорить те слова, которые от него хотят услышать. Он оказался талантливым политиком. Это странно, ведь судьба к этому его не готовила. И это притом, что я не согласен с его политикой по Чечне, с некоторыми внешнеполитическими инициативами. Хотя, может быть все эти решения, спустя годы окажутся самыми мудрыми, правильными и своевременными. Правда, история с гимном - для меня просто трагедия.                                     Я огорчу всех, кто считает, что Путин внедрит управляемую демократию, и будет  дружить только с Северной Кореей. Но я не воодушевлю тех, кто думает, что будет западный рыночный демократический прорыв. Будет стабильность. Хотя, проверяется политик в экстремальных ситуациях. Пример: работа с Думой - эта та же, экстремальная ситуация, она выполняется Путиным блестяще.

- В сознании многих самарцев по отношению к Вам закрепилось понятие интеллигентного политика. Многие помнят, что вы не пропускали ни одной премьеры в драмтеатре и почти еженедельно приходили в филармонию. Вы до сих пор часто посещаете культурные мероприятия?
- Да. Хотя, сейчас мое посещение связано только с пристрастиями нашей семьи, в отличие от того периода, когда я был начальником и когда ходил туда, куда было нужно. Конечно, и там были приятные моменты, но лучше соприкасаться с культурой не по работе. Я горжусь тем,  что в свое время вручал орден дружбы Монтсеррат Кабалье. Это удивительная женщина. Хорошо помнится встреча с Солженицыным, который отказался принять награду. Тот разговор многое прояснил для меня в отношении этой противоречивой исторической личности. Сейчас мои культурные маршруты связаны с личными пристрастиями. Конечно же, "Альфа-банк" ведет огромную работу на культурной ниве. Меня постоянно подключают к решению этих вопросов. Мы оказываем поддержку театральному фестивалю "Золотая маска",  оркестру Владимира Спивакова, выделяем стипендии писателям, организуем приезд в Москву суперзвезд от Элтона Джона до Мориса Бежара.

- Наша губерния по-прежнему приковывает внимание вашего банка?
- Конечно. Самарский регион крупнейший субъект Федерации, который сегодня обращает на себя внимание, как представителей власти, так и представителей крупного бизнеса. Поэтому в этом году наш банк планирует вложить в развитие предприятий области более 20 миллионов долларов и практически вдвое увеличить кредитный портфель своего филиала в Самаре. Наибольший интерес  мы проявляем к экспортно-ориентированным предприятиям, в первую очередь к нефтехимической отрасли. Вкладывать свои средства мы будем только в благополучные предприятия, которые приносят прибыль уже сегодня. Насколько мне известно, решением проблем кризисных предприятий планирует заняться администрация области. И это тоже радует.

- Это правда, что в свое время вы пели в институтском ансамбле, и многие принимали вас за Градского?
- Да. Декан моего факультета вообще считал, что я только пою и играю. Однажды наш институтский ансамбль выступал в Туве на студенческом фестивале, но руководитель местной филармонии послушал и предложил поработать нам на профессиональной сцене в их городе целых два месяца. Наш ансамбль назывался "Самоцветы", правда, никто не обращал внимания на то, что дальше мелкими буквами было написано: "Куйбышевского Трудового Красного Знамени авиационного института". Если кто-то утверждал, что я Градский я никого в этом не разубеждал.  Тогда молодые связки позволяли мне хоть как-то копировать этого великого певца.

- В прошлом году Александр Градский посетил Грушинский фестиваль?
- Да. И был он специально приглашенным от нашего "Альфа-банка".

- Это случайность?
- Нет. Мы с ним хорошо знакомы.

- Почему вы не приехали в прошлом году на Грушу?
- Я решил отдохнуть. Предыдущий фестиваль, как мне показалось, был не таким ярким. Я побоялся в 2001-м году ехать туда, чтоб совсем не разочароваться. А то уж вообще никогда не приеду. От музыки на позапрошлогодней Груше я удовольствия не получил, а приезжать туда и играть только в футбол - глупо.

- Что в дальнейшем ждет наш город? Ударит ли административная реформа по интересам Самары?
- Очень больно ударит. Все-таки столицей Поволжья всегда была Самара. Я всем с иронией говорю, что я не появился бы из Самары, если этот город не был центром Приволжского военного округа. Некоторые считают, что это решение не будет носить сильно негативный характер и не повредит городу. К сожалению, будет. Для города настанут не самые лучшие времена. Обидно, но, правда.

- У вас подрастает сын. Проблема отцов и детей возникает между вами?
- Нет. Он всегда внимательно следил за тем, чем занимается его отец. Хотя, для него были отрицательные моменты, в том, что он мой сын. В школе он был всегда на виду. Сейчас ему 16 лет и парень меняется в лучшую сторону. К тому же у нас много общего. В музыке, спорте и литературе вкусы у нас совпадают.

- Вы всегда личную тему оставляли за кадром. Почему?
- Наверное, потому, что я плохой политик. Личная тема она всегда выигрышна. Я всегда старался говорить правду. Но всего-то не скажешь и незачем это знать. Сейчас у нас работает Андрей Калмыков. Он как-то мне сказал: "Поражаюсь твоей невозмутимости и спокойствию". Все эмоции у меня внутри и видимо это некоторых раздражает.

2001 г.

Алексей Семёнов© 2011-2017